для больных Рассеянным склерозом
(и не только им и не только для них)
Пособие для больных Рассеянным склерозом. ........


V.II Философия болезни




Познаем самих себя: пусть при этом мы не достиг
нем истины, зато наведём порядок в собственной
жизни, а это для нас самое насущное дело

Паскаль

Как у всякого события, где есть в разной степени и хорошее и плохое, так и в нашей болезни тоже помимо явно отрицательного есть и положительный момент: прежде всего, она открывает людям глаза, заставляет их думать. Задуматься о себе, окружающих, о своём месте в этой жизни. Что ты уже сделал и, самое главное, что ты ещё можешь сделать.
Философия в целом, это система взглядов человека на мiр и на своё место в нём. Немного уточнив данное определение сообразно нашей теме, получим философию болезни: изменение у человека, поражённого тяжёлым недугом, взгляда на мiр и на своё место в нём.
То, что это имеет место быть – несомненно. В человеке идёт, своего рода, переоценка ценностей. Чему раньше не придавал значения, становится зримее, ощутимее, острее.
Как недуг влияет на нас? На образ жизни – это очевидно, а на наше сознание, мiроощущение? Разве это не философский вопрос?
Разумеется, к этому не имеют отношение сведения о заболевании как таковом, его этиологии (причинах) – здесь нива изучения медицины (в нашем случае – непаханая). Философия болезни не о недуге, а о нас в нём, его влиянии на нас – не в физическом плане. Здесь не стоит задача чтобы разработать или даже попытаться начать разрабатывать эту тему, а она может быть интересна равно как для философов, так и для психологов. В этом разделе просто обозначим её, поскольку она идёт в контексте нашего разговора.
Всякая болезнь влияет на нас по-разному. Не о названии заболевания речь, а о его характере, продолжительности. Философии, хоть какой-никакой, из кратковременного заболевания, подобного ОРЗ, не возникнет. Мало времени для её формирования даже при более длительной напасти: переломе, скажем. Только серьёзное осложнение с длительными последствиями, как, например, инсульт, способно изменить наше сознание, наше мiроощущение, заставить задуматься о себе самом. Что уж говорить о неограниченном во времени заболевании – неизлечимом.
Отнюдь не случайно говориться про человека, заболевшего тяжкой болезнью: Бог покарал. За что? Если сразу не понял, то хотя бы задумаешься: за что? А может быть, болезнь не наказание, а испытание? Познать себя, своё место в мiре и, как следствие, измениться самому - чем не испытание? Наша жизнь кем-то записана свыше и Он посылает нам то, посредством чего мы бы поняли предначертанную нам роль и исполнили её. У каждого своя миссия в этом мiре.
Что бы ни было, а тяжёлое заболевание меняет сознание человека. Неизлечимость болезни, неверная оценка состояния своего здоровья и возможностей организма, а от этого - отсутствие жизненных перспектив, приводит к отчаянию, еще большему стрессу и депрессии. Из-за неудовлетворённости своим положением сознание сначала бурлит от возмущения, а затем черствеет, покрывается коростой, а отсюда скрытая, сидящая глубоко, озлобленность.
Именно тогда болезнь – твоя хозяйка, направляет своего раба на простой путь, без напряжения собственной мысли: покориться судьбе. Точнее ей самой – твоей болезни. Пусть трудно по нему идти физически, зато легко морально – думать не надо. Здесь наша болезнь выступает в роли Сусанина – заведёт, куда Макар телят не гонял и поминай, как звали.
Это первый вариант изменения сознания - простой и очевидный, подсказанный болезнью. Точнее: не изменения сознания, а его заглушения. В этом варианте болезнь накрывает наше сознание чёрной тряпкой, как накрывают ею клетку с попугаем, когда необходимо, чтобы тот замолчал.
На этом тупиковом пути никакой философии нет и быть не может. Мы не подключили наши мозги, не осознали себя в новых для нас условиях, не сделали надлежащие выводы. Высокопарно звучит? Сформулируйте проще, только чтобы в итоге своё Я было заменено на МЫ. МЫ в данном случае – семья, твоё окружение. Задумайтесь над своей сегодняшней ролью в семье. Очевидно, что член семьи – здоровый (хотя бы морально), активный, принесёт ей гораздо больше пользы, нежели немощный и статичный.
Мыслительный процесс позволит трезво взглянуть на себя, осмыслить ситуацию, задуматься о путях выхода из неё. Не столько выхода (по мнению врачей это тупик), а своего, скажем так, «бытия» в ней. Вот в этом варианте развития событий философия и появляется, поскольку меняются наши взгляды, наши мысли. Во всяком случае, именно это и призвана менять болезнь – наше сознание. Не заболевание само по себе, а сам факт его наличия, появления.
Здесь мы в чём-то существенном схожи с людьми, перенёсшими клиническую смерть. Нет-нет, не подвожу знак тождества между этими двумя столь разными субстанциями. Они непохожи, суть и природа их разные. Но есть общее: мы, как и они перенесли страшный стресс. Только у них в результате этого, как правило, явно меняется отношение к окружающему мiру (может быть, от того, что стресс «пострашнее будет»). Вместе с переоценкой своего места в нём приходит нравственное перерождение и терпимость. У нас же ... не у всех и не всегда, к сожалению, хотя следовало бы.
У нас и у них, как выясняется, это положение (ситуация), в котором(ой) оказались, не тупик, а скорее дверь. Дверь куда или во что? А тут, брат, от человека зависит, что он увидит, открыв дверь (если есть желание её отворить), куда пойдёт (или выйдет, если получится).
Несомненно, до болезни и ныне, мы разные. Повторю, не о физическом состоянии разговор. Обидно, если в тебе не происходит изменение сознания. Как не вспомнить о гугнивых мужьях-тиранах и подобным им больных – больных не столько телом, сколько разумом.
Увы, не каждый человек способен подняться выше поразившей его болезни, трезво дать оценку своему положению и себе самому. Тяжесть заболевания вносит коррективы в психику человека, если не сказать больше: существенно ломает её.
Депрессия – специфический симптом неизлечимого заболевания или результат стресса от одного только известия о нём? Никто не знает. Хотя, полагаю нам знать о том, что первично, что вторично - незачем. Факт остаётся фактом и больной вместе с ним, то есть со своей депрессией. А каковы её корни? У каждого свои, очевидно.
Всё против нас, «куда ни кинь - везде клин»: болезнь неизлечима, лекарств нет, а те, что есть тоже не исцеляют, да ещё со всевозможными «страшилками»: инструкция по применению бетаферона, являющегося, по сути, имунномодулятором, предостерегает от всё той же депрессии и более того, от суицидальных (!) попыток. Тема для триллера в стиле Хичкока.
Недооценка возможностей организма, сниженный фон настроения мешают адекватной оценке своего состояния, препятствуют преодолению болезни и могут вызвать дополнительные осложнения. Слишком много негативного обрушивается на человека, больного неизлечимым недугом. Среди прочего - беспомощность перед заболеванием, страх. Всё негативное наслаивается на психику, ломает её. Страх усугубляет болезнь. С депрессией, неверием в собственные силы – заболевание не преодолеть.
Как быть в этой ситуации, что делать?
Не стоит осложнять – с нас достаточно осложнений. На мой взгляд, всё просто. Следует привести свои мысли и чувства в соответствии с реалиями сегодняшнего дня. Не предаваться унынию, забыть о зависти и злобе. Забыть и навсегда проститься с тем негативом, что был в наших мыслях. Ещё раз вдумчиво перечитать слова Паскаля, приведённые в эпиграфе.
Вдумчиво и спокойно сделать, так сказать, «разбор полётов»: где и в чём ты нарушил гармонию в самом себе и в Природе в целом? Ни для кого не секрет, что мы живём в разумном организме, именуемом Природа. В Природе всё разумно и подчиняется определённым законам и где, на каком этапе ты стал сам же пилить сук, на котором сидишь? Внёс дисбаланс в изначально стройную тонкую организацию в самом себе и окружающем мiре, получил стресс или нечто подобное, негативное, а вместе с ним, следом и заболевание. Название болезни в этом случае, повторяю, не играет никакой роли.
Всецело посвяти себя семье. Себя ей, а не наоборот! Семья это самое главное, что есть у тебя (или что осталось?). Всегда самое дорогое. Только с болезнью её значение для тебя возрастает в разы. Ведь рядом с нами остались действительно любимые люди и друзья. Ряды последних, правда, ох, как сильно поредели...
А как легко избавиться от всех неприятных мыслей и чувств вы уже знаете: их хорошо «смывает» холодный душ. Как утренний, так и вечерний, тем более. Попробуйте - убедитесь сами. Кроме очевидного плюса – укрепления иммунитета, есть и другой, не столь явный, но не менее значимый - холодный душ мысли тоже «промывает-причёсывает». Кроме того, в результате регулярного приёма холодного душа вы познаете прекрасное чувство – атараксию. Чуть позже поясню, что это такое.
И, конечно же, всегда необходимо помнить о самовнушении. Не диалог вести с самим с собой, а давать чёткую установку организму (посредством внушения мозгу) констатации оздоровления, исцеления.
Отметили ранее, что тяжкая болезнь это испытание, которое Бог накладывает на человека. Но ни в коем случае нельзя забывать и следующее - Бог даёт испытания по силам. А коли так … справляйтесь! И непременно справитесь!
И ещё, на чём следует остановиться.
Такое впечатление, что в Москве нет инвалидов-колясочников – на улице их не встретить. Увидеть можно, как правило, лишь в лечебных учреждениях Посмотрите на выражение их лиц: у всех безучастно-сосредоточенный вид – этакая кантовская «вещь в себе». Говорю не потому, чтобы призвать их улыбаться – в нашей действительности и в суровых для них условиях проживания - им не до улыбок. Их вид, к сожалению, иллюстрация отношения общества к ним. Отрешённый вид инвалида-колясочника - защитная оболочка, маска от удивлённо-любопытных взглядов прохожих (разве, что пальцем не тычут). От этих взглядов чувствуешь себя изгоем.
Это тоже философия болезни, только с иной стороны, своего рода внешний фактор: здесь не заболевание изменяет, скажем так, образ мыслей, а общество, мiр вокруг меняет нас, делает инвалидов такими, какими мы их видим.
В дальнем зарубежье такого вида у инвалидов нет. У встреченной мной в Германии старушки в инвалидной коляске взгляд требовательный и, видимо, из-за возраста – капризный.
А у наших инвалидов взгляд в себя - результат отношения к ним общества: официального, скажем: «юридического» – практически отсутствие в городской среде условий для их передвижения и неофициального, скажем: «физического» - тоже отсутствие, но культуры.
Поэтому совсем не видим на улицах людей в инвалидной коляске. Тем более, не видим их на транспорте. Он для них недосягаем, как Эверест для обычного человека. Правда, встречаются в метро люди в инвалидной коляске, одетые в форму защитного цвета, но эти, по большому счёту, глубоко несчастные калеки вне нашего разговора.
Сознание в обществе также необходимо менять: в «юридическом» и в «физическом». Может быть, когда-нибудь и изменится. «Жаль только жить в эту пору чудесную …».
Недаром практикуется, и эта практика себя оправдывает, обучение детей-инвалидов в обычных школах (за рубежом, естественно). Совместное обучение позволяет и тем и другим уже в раннем возрасте преодолевать барьер отчуждения. Впрочем, это отдельная тема.


Вверх