для больных Рассеянным склерозом
(и не только им и не только для них)
Пособие для больных Рассеянным склерозом. XI. Вопросы без ответов.


XI. Вопросы без ответов




«Может быть, меня даже наградят…
Посмертно»

С.С.Горбунков
к/ф «Бриллиантовая рука»

1. Первый и главный вопрос: доколе будем получать мизерную пенсию?

- Так мы вам повышаем, ответит правительство. Как оно повышает, уже было сказано. Хотел не возвращаться к этой теме, если бы не один из последних примеров: в октябре 2007 года в одном из регионов к президенту подошла (нельзя сказать, что прорвалась – там всё режиссировано) пенсионерка и посетовала на маленькую пенсию. Внимательно выслушав пенсионерку, президент, склонив голову на бок, удручённо и с пониманием покивал.
Стоит ли говорить, что решение президента было незамедлительным. И вскоре, нахмурив брови, он попенял правительству на невнимание к вопросам социальной обеспеченности пенсионеров и тут же своей властью повелел повысить пенсию не в 2008 году, как предполагалось ранее, а к концу 2007 года. Пенсии выросли на те же десять процентов.
Для, как сейчас принято говорить, наших партнёров на Западе, рост пенсии на десять процентов неплохо звучит.- там реальное обеспечение размера пенсии не то чтобы резко отличается от нашего – оно просто не подлежит сравнению. Достаточно сказать: учителя в Англии недовольны планами правительства повысить им денежное содержание на 2,5 % - они хотят 4. А у нас сразу на 10% повысили – для них это очень много!
А обеспечение нашей пенсии? Президент озвучил рост пенсии на 300 рублей по «отдельным категориям пенсионеров». Триста рублей это десятка в день, а на неё и хлеба не купишь. Батон хлеба в ближайшей от моего дома палатке стоит дороже. Фраза № 16, заключительная: мы нашей пенсией гордимся, сейчас пойдём и удавимся.
На копейки пенсию повысили, а про инвалидов опять забыли: выплаты за группу инвалидности практически не повышаются. Будете ли вы любить, да какое там - любить, просто хорошо относиться к своему хозяину, работодателю, который содержит и кормит вас впроголодь? Нет, нет, конечно, нет! Буду ли я любить государство, которое платит мне жалкие пенсионные гроши? Государство, институты, которого после долгих унижений, несмотря на очевидное – снимки томографа, всевозможные выписки, установили всё же инвалидность, но мизерное пособие по ней не увеличивает, несмотря на инфляцию? За что я должен его любить или, хотя бы, уважать? Это уже из разряда: «люблю Отчизну я, но странною любовью».
Не убеждают меня предвыборные обещания ни одной из партий, ни одного кандидата «нерушимого блока» в том, что будет хорошо. Хорошо уже было – ответило армянское радио на вопрос: когда же будет хорошо? Или как звонарь у Ибсена, наивно вопрошавший: а в каком году наступит оно, это будущее?
Правительству лучше не декларировать повышение пенсий. Да и можно ли назвать копеечную прибавку солидным словом: повышение? Псевдоповышение одного без другого (пенсию на рупь, а пособие по инвалидности - ноль) оборачивается пшиком, а разговоры правительства на эту тему – в обыкновенную болтовню (или трескотню – см. фразу № 9).
Наши пенсии в разы следует повышать, а не на десять процентов. На том же Западе забастовали французы, итальянцы, греки недовольные планами (только планами!) правительства изменить пенсионное законодательство. А мы? У нас «народ безмолвствует». Это отнюдь не призыв к топору, а просто констатация факта по тематике: мы и они, у нас и у них.
В ваш дом, в вашу семью вряд ли войдёт человек, одетый не так как вы обычно привыкли быть одетыми. Речь не о бомже, Боже сохрани! – ему вообще не место в вашем доме, я говорю о человеке, одежда которого слишком уныла для вас, а его вид доверия вам не внушает. Так и мы. Мы внушаем доверия нашим, якобы «партнёрам», в Европе, мы: «с раскосыми и жадными очами»?
В наших властных структурах говорят о стремлении влиться в единую европейскую семью. Флаг им в руки, попутный ветер в спину. Человек из властных структур будет там вполне уместен: сыт, хорошо одет, счёт в одном из западных банков – всё по-европейски. А его паства? Я имею в виду нас с вами, о благополучии которых он так рьяно обещает позаботиться с предвыборных плакатов.
А нам в калашный ряд…
Причём все всё знают, все: и про мизерные пенсии, и про солидные счета людей во власти в банках по ту сторону границ СНГ. Все всё знают и никто, никто ничего не делает, чтобы изменить эту ситуацию.
Да какие счета? 1 000 000 североамериканских долларов (!) не в банке, а дома (карманные?) у одного из чиновников. Там выходят на улицы, там уходят в отставку. Но это там, там, где демократия, там - в Европе. А здесь Азия. Нет-нет, Азия это не Япония и Китай с Пакистаном, а Азия времён бухарского эмира.
Прежде думай о Родине, а потом о себе. Этот лозунг советской власти канул в Лету. Но как всё у нас случается, с перехлёстом. Что говорить, если чиновник, занимающий пост, где по определению обязан думать о ней (Родине) и только о ней, думает прежде о себе. О Родине он даже потом не думает – ему не до неё Министр ужом вертелся на сковородке, добиваясь свидания в тюрьме со своим замом (с тем самым, миллионером) – мол, о переговорах с зарубежными партнёрами (опять это словосочетание) знает нюансы только зам и только он. Если лишь замминистра знает нюансы переговоров – грош ему цена. А его аппарат, который он курирует: департаменты, управления, отделы, сектора – выходит не знают? Не надо нам вешать лапшу на уши. Но вешает, встретился. А зама потом и вовсе из тюрьмы выпустили.
Как мы встали с 17-го года на путь авантюристического эксперимента, оппонентов нормального развития общества, так и не сойдём с него никак. «Богатство страны определяется уровнем реальных доходов каждого его гражданина» - академик Н.Петраков. И следом (только ранее хронологически) «Богатый народ – сильное государство» Конфуций. Уралмаш с Магниткой – атомная бомба – спутник – БАМ – удвоение ВВП (ещё не факт), а на всех этапах большого пути, народ нищий.
Новые планы - к 2020 году войти в пятёрку крупнейших экономик мира. Пятёрка это там где США, Япония? Очевидно, так. По уровню реальных доходов каждого гражданина мы их догоним? То есть наши реальные доходы через 12 лет будут как у них - в США и Японии? Нищенскую пенсию, из которой львиная доля уходит на квартплату, увеличили на 10 долларов, а через 12 лет в пятёрке? Бред какой-то.
По какому показателю мы эти страны догоним? По добыче нефти и газа? Так уже обогнали, при чём всех пятерых, вместе взятых. По какому показателю, кроме сырьевой базы, мы можем их догнать? Старенький преподаватель в университете марксизма-ленинизма, где я имел честь слушать лекции в годы появления многих обещаний, в том числе жить каждой семье в отдельной квартире, на вопрос одной из слушательниц - когда мы догоним Японию? – ответил лаконично и просто: никогда. В то время уже можно было задавать такие вопросы, а подобный ответ не был крамольным.
Сейчас речь не стоит, чтоб догнать, сейчас говорим – войти!
Простой вопрос: если наверху задумались войти в пятёрку, означает ли это, что на железнодорожных станциях забегают автокары в помощь инвалидам-колясочникам, как, в частности, в Германии? Нет, у нас же лучше, - ответит правительство - платформа вагона на уровне перрона станции. Коль оценки правительства в части внимания к инвалидам будут такими, то мы в пятёрке!
Обижаемся, когда нас называют сырьевым придатком мировой экономики. Обижаться не надо, так оно и есть: при нескольких «принцах от сырьевой базы», один из которых «отличился» в Куршавеле, другой трудится на лесоповале, остальные в городе Лондоне, народ у нас - нищий. Как и положено населению сырьевого придатка. Богатства страны на население не работают – они аккумулируются на счетах банков наших «партнеров». А может хорошо, что там лежат - целее будут, здесь бы их уже не было.
Вот и ответ на мой вопрос: доколе? Никогда. Никогда не видать нам приличной пенсии, равно как и лекарства от рассеянного склероза.
Ну и каков вывод? Пойти повеситься? Да нет же: «у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало…, не начать ли мою сказочку с начала?» Чтобы не унывать, собраться, перечитайте эти заметки сначала. Улыбнитесь, задумайтесь и в путь к нормальной здоровой (да-да, именно так) полнокровной жизни, в той степени, в какой это слово применимо к нам – инвалидам (повторяюсь). А всем нашим недругам сказать твёрдое: не дождётесь!

2. Зачем нужно переосвидетельствование на ВТЭКе (я по-старинке: МСЭ не выговаривается) больных неизлечимой болезнью?
Если болезнь неизлечима, если медицина бессильна что-либо сделать для тебя, зачем процедура обязательного переосвидетельствование на комиссии? Группа инвалидности меньше не станет (имею в виду реальное положение, формально её можно снять и с калеки). Другое дело, если есть необходимость её изменить в большую сторону: со II-й на I-ю группу, но это из области фантастики: I-ю группу у нас теперь дают исключительно посмертно – фраза № 17.
Всегда и во всём крайности: до 2000 года инвалидность получить было сравнительно легко: давали практически всем, кому ни попадя. Теперь, когда число инвалидов приблизилось к критической массе, получить инвалидность стало большой проблемой и именно для тех, кто эту инвалидность, скажем так, «заслуживает».
Но комиссия, в конце концов, не главное – это надводная часть айсберга, гораздо существеннее другое: каждый год требуется по-новому справку ВТЭКа относить в пенсионный фонд и собес. Опять унизительное стояние*) (сидение) в бесконечных очередях, нервотрёпка. Хождение*) (ковыляние) по кабинетам, где отношение к тебе в лучшем случае - безразличное. Есть хорошая строчка у А.Вертинского: «я не знаю кому и зачем это нужно?».
*) привычные термины из прежней, «здоровой» жизни
Проходил курс лечения в институте неврологии - там лежат пациенты с аналогичным моему диагнозом, но уже не ходячие, колясочники – с I-й группой инвалидности. Так вот, на переосвидетельствование они уже не ходят – к ним (!) приходят работники ВТЭКа. Бред? Да нет, обыкновенный маразм чиновников от медицины.
Надеялся на 247-е постановление правительства от 7 апреля 2008г «О внесении изменений в Правила признания инвалидом». Полагал, что инвалидам с нашей болезнью больше не придется ежегодно подтверждать свою немощь на ВТЭКе (Бюро медико-социальной экспертизы). НО рассеянного склероза в перечне заболеваний, не подлежащих переосвидетельствованию - НЕТ!
В чём-то с этим можно согласиться - РС протекает у всех по-разному: кто-то с этим диагнозом ещё вполне трудоспособен и работает, а кто-то колясочник. Болезнь протекает не у всех одинаково - я и сам с этим диагнозом продолжал работать, пока случившиеся подряд два кризиса-обострения не поставили крест на моей трудовой деятельности.
НО уж, коль тебя Бюро медико-социальной экспертизы признало нетрудоспособным, ЗАЧЕМ необходимо переосвидетельствование??
Болезнь неизлечимая, характер заболевания необратим, т.е. лучше мне не станет. Может быть только хуже.
247-е постановление явно не доработано. Необходимо устанавливать группу инвалидности без указания срока переосвидетельствования лицам, болеющим рассеянным склерозом, болезнями Альцгеймера и Паркинсона, признанными МСЭ нетрудоспособными.
А может быть нашему правительству ввести для инвалидов что-то вроде «коэффициента трудоспособности» и от этого устанавливать выплаты по инвалидности. Ног нет? Работай руками, рук нет? Бегай курьером, а сумка-рюкзак за спиной.
Всё это до боли напоминает анекдот времён советской власти: жена, желая отучить мужа от алкоголизма, наполнила водкой ведро, кинула в него дохлого кота и предложив мужу, вышла из дому. Возвратившись через некоторое время, застала картину: ведро выпито, а муж выжимает кота со словами – ну, ещё капельку, Барсик! Ну ещё! Так и наше правительство выжимает из пенсионеров гроши: ну, ещё копейку, бабушка (дедушка, инвалид), ну ещё! Выжимает не платя.
В нашем государстве нельзя уходить на пенсию, тем более по инвалидности, равно как и играть с ним в лотерею. К слову о лотереях. Вы обратили внимание, что их участниками становятся люди, как правило, невысокого материального остатка? Тоже вопрос, но не по теме.
И ещё на чём не могу не остановиться. Убедился, что негласно существует правило: перед ВТЭКом желательно полежать в стационаре, работники экспертизы приветствуют, когда у больного имеется выписка истории болезни из больницы. Один год я не лежал в стационаре (состояние стабильное), что позволило сотрудникам ВТЭКа заявить: ну что же, Вам уже лучше. Можно подумать, что речь идёт о таком, в принципе, безобидном заболевании как ОРЗ – выздоравливаю! Мурыжили, мурыжили на комиссии, а вручая очередную ежегодную справку сказали: мы всё же (!) решили сохранить вашу группу (!). Вышел, как оплёванный и решил, есть необходимость, нет ли, но в больнице лежать стоит, нэ хай тля подавится, да и мне спокойней будет.
Именно с этой целью лежу в больнице в отделении неврологии. И что же, кого там встречаю? Больного с моим заболеванием – он лежит перед ВТЭКом, хотя обострения нет. Само собой разумеется, что я, что он, врачам больницы о ВТЭКе ни слова, ни полслова, а со скорбным видом (голова набок и немного вниз) говорим об обострении, слабости и пр. и пр. Говорим, говорим, зная, что никто тебя в неточности не уличит. «Третий класс. Температура / Значит в школу не идти» - там всё ясно, а здесь?
Лежал в отделении ещё один больной: после аварии осложнение на голове плюс одна нога стала короче другой на 15 сантиметров. Лежит тоже перед ВТЭКом! «Уж сколько раз твердили мiру» (у Крылова именно через «i»), что несусветная глупость проходить эту злосчастную комиссию одноруким, одноногим, одноглазым. Но наш Минздрав поступает как Фридрих II, сказавший: «мы с моим народом пришли к соглашению: они будут говорить, что пожелают, а я буду делать, что пожелаю». Хотя, согласно всё того же 247 постановления, его, как одноногого, может быть освободят. Может быть…
А сколько вообще таких «мнимых» больных перед ВТЭКом в этой больнице, в больницах города, области, страны? Кто их считал, кто считал затраты государства на содержание койко-мест, занятых не теми, кому это действительно нужно? А какова цена вопроса для нас? Она известна: 40 руб. в день, такова выплата государства по инвалидности, в частности, за 2-ю группу, 3-й степени или, чтоб было понятно нашим «партнёрам» на Западе» 1,5 (полтора!) доллара. И не индексируемых к тому же!
Ну, как без положительных эмоций. Может быть, в далёком Сенегале («в Сенегале, братцы, в Сенегале…») инвалидам живётся гораздо хуже, чем тебе. И наверняка «крокодил не ловится, не растёт кокос». Да ты там, со своими полуторадолларами! Да ещё в день!!! Многова-то будет.
Назрела, необходима серьёзная реформа системы ВТЭКа, или МСЭ, а давайте эту комиссию, по-другому назовём! Реформа не ради галочки. Ей должен предшествовать вдумчивый анализ сегодняшнего положения дел с экспертизой, анализ всех производных, связанных с ней.
В 50-х годах одна домохозяйка-немка обратилась к Конраду Аденауэру (тогдашний её канцлер) с вопросом – почему аптекарь не докладывает в склянку необходимое количество драже? Ответом-результатом явилась реформа медицинского обслуживания в ФРГ. Мы не немцы, Аденауэра у нас, по определению быть не может, как не может быть и каких-либо реальных реформ.

3. С какой целью пенсионный фонд ежегодно направляет мне, неработающему (!) пенсионеру, извещение о состоянии индивидуально лицевого счёта?
Я пенсионер по инвалидности без права работы. Какой лицевой счёт? Между тем, пенс/фонд ежегодно направляет мне заказным (!) письмом это извещение.
Суммы, в частности, страховых взносов с каждым годом разные – они растут (динамика положительная, всё о,кэй!). Хорошо, но зачем мне надо ежегодно получать эти бумажки, по сути, филькины грамоты? Вкладчик, вложивший деньги в банк, интересуется состоянием своего счёта, а если банк не будет извещать его о сумме вклада, вправе поинтересоваться, потребовать отчёта. А здесь? Как получал ежемесячно в окошке отделения Сбербанка установленную мне пенс/фондом пенсию, так и получаю, размер её от этих листочков-извещений не изменился. Могу сразу перечисленную сумму снять, могу половину, могу вообще не снимать и ждать поступлений в следующем месяце. Я и только я один (если доверенность на другое лицо не оформил) полновластный хозяин своей ма-а-а-аленькой, но «гордой» пенсии.
А эти эфемерные суммы, указанные в извещении? Откуда они вообще берутся, да ещё растут - я же не работаю. Покажите мне счёт, где деньги лежат, указанные в извещении. Если он есть, дайте мне деньги сейчас или завтра за ними приду. А куда прийти? Деньги, указанные в извещении, можно потрогать, пошелестеть этими купюрами? Их можно взять, и если можно то где, кто даст? «Съест-то он, съест, да кто ж ему даст?».
Однажды в пенс/фонде спросил: где деньги? Дайте! Я хочу ,сегодня, я хочу сейчас. Очень странно на меня посмотрели, очень. Понял, что своим вопросом их обидел. Вздохнув, как маленькому, не совсем смышлёному мальчику ровным, негромким и бесконечно усталым голосом терпеливо объяснили: взять нельзя, да вообще это не те суммы, о которых я думаю - Пусть так, тогда зачем направляете? - Чтоб вы знали.
Может так и нужно. Даже, наверняка, нужно направлять извещения человеку, который вкладывает свои средства (или организация за него вкладывает), но мне-то неработающему, зачем? Я не вкладываю. Зачем всех под одну гребёнку? Заставь дурака…, так он…
Может и за меня кто-то вкладывает, только знать мне об этом незачем, да и не хочу – деньги не пахнут, даже такие маленькие. Пенсию свою знаю, на её размер не влияю – о псевдоувеличении и индексации копеек узнаю из теленовостей.
Англичане постоянно интересуются состоянием своего счёта в банке, набрав пароль на мобильном телефоне - есть такая услуга. По два раза в неделю интересуются - это их кровные фунты. А услуга нашего пенс/фонда сродни той, если бы тебя стали систематически информировать о смене фаз Луны.
Не найду ответа на вопрос зачем. Вот и работники пенс/фонда на мой вопрос отвечают характерным жестом: плечи слегка приподнимаются с одновременным движением головы вниз и в сторону.
Тогда спрошу: а кто это придумал? Кто смелый, кто скажет - я? Кто честный, кто порядочный? Никто не скажет. Нет таких. Тем и сильны, потому как в коллективе, в спайке, плечом к плечу. Виновных ли, виноватых - нет. А коль ищешь виновного, тут же грозный окрик: на коллектив посмел замахнуться? Да мы тебя! «Мы б его спросили: - а ваши кто родители? / Чем вы занимались до 17-го года? - / Только бы этого (спросившего - Иг.П.) и видели».
Пенс/фонд сетует: денег нет, бедные мы. Бедный не строит особняки-отделения, не будет многомиллионные заказные извещения-пустышки рассылать - всё это денег стоит. А наш «бедный» пенс/фонд, может!
У наших «партнёров на Западе» расходы на содержание административного аппарата в их пенсионных фондах составляют не более 5 процентов от бюджета организации. У нас - 20 (!) *). Только в наших «бедных» пенс/фондах покупают квартиры для своих сотрудников за счёт пенсионных средств.
*) выше, чем в любой из стран пятёрки, в которую мы хотим войти через 12 лет. Что нам пятёрка, если не только по нефти и газу мы её уже обогнали, а и по этому показателю тоже.
Как второй так и третий вопросы, что называется: повисли в воздухе. На первый я ответил.


Вверх