телефон: +7 (495) 772-03-58



Запись на консультацию:
телефон: +7 (499) 324-97-21 - с 900 до 1700

Online-форма записи - круглосуточно
Хронические бактериальные инфекции. Часть I. Общие сведения об инфекционных болезнях. Патогенез инфекций.Часть III. Хронические бактериальные инфекции. Стафилококковые инфекции. Золотистый стафилококк
Хронические инфекции - Часть II. Хронические бактериальные инфекции. Молекулярные основы развития инфекции.


Очищение крови
Бактериальная клетка. Грамположительные и грамотрицательные бактерии. Составные части инфекционного процесса. Реакция макроорганизма на инфекцию.




Используемая в нашем центре Программа лечения хронических инфекций дает возможность:
  • в короткие сроки подавить активность инфекционного процесса
  • снизить дозы противоинфекционных препаратов и уменьшить токсический эффект этих препаратов на организм пациента
  • эффективно восстановить иммунную защиту организма
  • профилактировать рецидив инфекции
Это достигается за счет применения:



Молекулярные основы развития инфекции


Часть II. Молекулярные основы развития инфекции





Молекулярные основы развития инфекции
За последнее десятилетие появилось множество новых сведений о молекулярных механизмах развития инфекционного процесса. В развитии инфекции выделяют следующие этапы:
  1. прикрепление возбудителя инфекции (адгезия) и его размножение на поверхности эпителия (колонизация);
  2. проникновение в ткани (инвазия) и размножение возбудителей инфекции, сопровождающееся выработкой токсинов;
  3. реакция макроорганизма на развивающийся инфекционный процесс.
Эта классификация соответствует и традиционным понятиям развития инфекционного процесса – проникновение возбудителей инфекции в макроорганизм, ответ макроорганизма на заражение. Патогенность возбудителей инфекции – это способность микроорганизмов (в данном случае бактерий) вызывать инфекционные заболевания. Патогенность возбудителей инфекции зависит от множества факторов вирулентности, которые можно разделить на два вида:
Кроме того, клинические проявления инфекции в значительной степени зависят от реактивности макроорганизма. В процессе заражения и развития инфекционного заболевания важную роль играют поверхностные структуры бактериальной клетки (рис. 1).


Поверхностные структуры бактериальной клетки


Клеточная стенка
В отличие от животных клеток, бактериальная клетка окружена не только цитоплазматической мембраной, но и плотной клеточной стенкой, которая придает бактериям характерную форму и позволяет им существовать в условиях трансмембранного градиента осмотического давления. Основу клеточной стенки составляет пептидогликан, состоящий из чередующихся звеньев N–ацетилглюкозамина и N–ацетилмурамовой кислоты (эфир N–ацетилглюкозамина и лактата), а также боковых пептидов, ковалентно связанных с лактильной группой N–ацетилмурамовой кислоты. В составе пептидов чередуются D– и L–аминокислоты. Боковые пептиды обычно соединены друг с другом пептидным (обычно – пентаглициновым) мостиком, который связывает концевой D–аланин одной цепи с предпоследним L–лизином другой. У бактерий разных видов структура клеточной стенки может несколько отличаться.


Основа бактериальной клеточной стенки - пептидогликан
Рис. 1. Структура пептидогликана. Изображены остов из N–ацетилмурамовой кислоты (MypNAц) и N–ацетилглюкозамина (ГлюNAц); боковые пептиды, состоящие из L–аланина (L–Ала), D–глутамата (D–Глу), L–лизина (L–Лиз) и D–аланина (D–Ала); пептидные (Гли5) поперечные мостики.


Грамположительные бактерии
У грамположительных бактерий в состав клеточной стенки входят тейхоевые кислоты – линейные полимеры, состоящие из остатков глицерина (глицеринтейхоевая) или рибита (рибиттейхоевая), соединенных между собой пирофосфатными мостиками.


Составляющие клеточной стенки грамположительных бактерий - тейхоевые кислоты
Рис. 2. Тейхоевые кислоты.


К доступным гидроксильным группам этих спиртов часто присоединены аминокислоты и моносахариды, которые во многом определяют биологические и иммунологические особенности инфекции, вызываемых грамположительными бактериями. Некоторые тейхоевые кислоты (липотейхоевые кислоты) ковалентно связаны с гликолипидами мембран.


Поверхностные структуры грамположительных бактерий
Рис.3 Поверхностные структуры грамположительных бактерий
У большинства грамположительных патогенных бактерий имеются дополнительные структуры: поверхностные полисахариды (например, групповые антигены стрептококков), капсульные полисахариды, а также поверхностные белки и полипептидные капсулы, позволяющие микробам существовать в крови. Антигенные свойства этих структур используют для типирования бактерий.


Грамотрицательные бактерии
Кроме цитоплазматической мембраны и слоя пептидогликана (который значительно тоньше, чем у грамположительных бактерий) грамотрицательные бактерии имеют наружную мембрану, связанную с пептидогликаном посредством липопротеидов. Боковые пептиды пептидогликана ковалентно связаны с липопротеидами, а особый липидный компонент, связанный с концевыми остатками цистеина липопротеидов, погружен в липидный слой наружной мембраны. Верхний слой наружной мембраны содержит молекулы липополисахаридов и набор мозаично расположенных белков. Эти белки играют важную роль в поддержании целости мембраны, служат каналами для диффузии молекул внутрь клетки, а также рецепторами для бактериофагов и железопереносящих белков (сидерофоров), связывающих железо для дальнейшего переноса внутрь бактериальной клетки.


Поверхностные структуры грамотрицательных бактерий
Рис. 4. Поверхностные структуры грамотрицательных бактерий.


Липополисахариды (эндотоксины) состоят из липида А и ковалентно связанной с ним полисахаридной части.


Структура липополисахарида Salmonella spp.
Рис. 5. Структура липополисахарида Salmonella spp. Показаны углеводы, входящие в состав липида А, – глюкозамин (ГлюN) и 4–аминоарабиноза (ApaN), а также углеводы ядра – 2–кето–3–дезоксиоктонат (КДО), гептоза (Геп), глюкоза (Глю), галактоза (Гал) и N–ацетилглюкозамин (ГлюNAц). Компоненты цепи О–антигена (показаны шестиугольниками) представляют собой остатки различных моносахаридов. ЭtN – этаноламин; Р – фосфатная группа.


Липид А, в значительной степени определяющий свойства липополисахаридов, содержит относительно консервативный остов из двух молекул глюкозамина, соединенных β(1–>6)–гликозидной связью. Восстанавливающий 1'–атом углерода одной молекулы глюкозамина и невосстанавливающий 4'–атом углерода другой молекулы фосфорилированы, а гидроксильные группы и аминогруппы других атомов углерода этерифицированы жирными кислотами с углеводородными цепями разной длины. Принцип построения полисахаридной части у патогенных грамотрицательных бактерий одинаков – это гетеросахаридное ядро, присоединенное к З'–атому углерода липида А, обычно (но не всегда) через два или три остатка 2–кето–З–дезоксиоктоната. У S–форм бактерий к ядру присоединена боковая полисахаридная цепь. Именно она образует так называемый О–антиген, обусловливающий серологические различия штаммов в пределах вида, и защищает бактерию от воздействия белков, например цитолитических компонентов комплемента. В состав боковой цепи могут входить как обычные пентозы и гексозы, так и более сложные соединения, зачастую уникальные в своем роде. Эти моносахариды несут различные группы: формильные, ацетильные, гидроксибутирильные, аминокислотные (или пептидные), фосфатные. Большое разнообразие химической структуры играет важную роль в патогенности бактерий, позволяя противостоять защитным реакциям макроорганизма.


Фимбрии
При электронной микроскопии фимбрии выглядят как похожие на волоски выросты, проникающие через наружную мембрану. Они могут располагаться на одном конце клетки либо более равномерно по всей ее поверхности. У отдельной клетки может быть несколько сотен фимбрий, которые выполняют различные функции. Обычно фимбрии образуются при полимеризации большой белковой субъединицы пилина (молекулярная масса 17 000–30 000). У некоторых фимбрий (например, у дигалактозидсвязывающих фимбрий Escherichia coli) на апикальном конце находятся специальные белки, играющие важную роль во взаимодействии с рецепторами клеток. Считается, что главная функция фимбрий – обеспечение фиксации бактерий в тканях.


Жгутики
Жгутики представляют собой длинные отростки, которые отходят от одного (монотрихи, лофотрихи) или обоих (амфитрихи) полюсов бактериальной клетки либо распределены по всей ее поверхности (перитрихи). Как и фимбрии, жгутики состоят из полимеризованных или плотно уложенных белковых субъединиц, которые придают им жесткую спиралеобразную форму и обусловливают серологические отличия разных видов бактерий. У некоторых спирохет, например, Treponema pallidum и Borrelia burgdorferi, продольно расположенные жгутики собраны в осевую нить. Благодаря этому образованию, спирально охватывающему клетку, спирохеты могут активно передвигаться при помощи вращательных движений. Некоторые бактерии могут перемещаться по субстрату без видимых двигательных структур.


Колонизация
Большинство патогенных бактерий, инфицируя макроорганизм, проникают в организм через слизистую дыхательных путей, ЖКТ, мочеполовой системы или конъюнктиву. Кожа, особенно при стафилококковой инфекции, также может служить местом бактериальной колонизации, поэтому попадание бактерий на кожу чревато развитием инфекции. Для успешного развития инфекционного процесса, очень важен этап колонизации, при котором происходит прикрепление бактерий к слизистой. Прикреплению способствуют многие поверхностные структуры бактерий, но чаще всего эту функцию выполняют фимбрии, капсульные полисахариды и липотейхоевые кислоты.
Бактерии прикрепляются к эпителиальным клеткам слизистой или внедряются в слой слизи. В последнем случае колонизации и развитию инфекции препятствуют механизмы удаления слизи. Поэтому инфекциям дыхательных путей способствует цилиарная дискинезия или муковисцидоз, при котором часто происходит хроническое заражение Pseudomonas aeruginosa.
Теперь известно, что бактериальная клетка обладает множеством различающихся по серологическим свойствам факторов адгезии – адгезинов, причем на разных стадиях инфекционного процесса участвуют различные адгезины. Например, большинство штаммов Escherichia coli образуют фимбрии типа 1, прикрепление которых к тканям ингибируется D–маннозой. По–видимому, именно эти фимбрии способствуют прикреплению бактерий к слизистой.
Штаммы Escherichia coli, вызывающие такой инфекционный процесс, как – пиелонефрит, имеют другой фактор адгезии – PAP (Pyelonephritis–Associated Pili – пиелонефрит–связанные фимбрии) или Р–фимбрии, которые обеспечивают связывание бактерий с остатками дигалактозы антигена Р, определяющего группу крови системы Р. Прикрепление в данном случае обусловлено добавочными субъединицами белков, расположенными на конце фимбрии. В опытах на яванских макаках мутантный штамм Escherichia coli (с точечной мутацией гена papG), у которого отсутствует концевой белок фимбрии, вызывал не пиелонефрит, а другой тип инфекции – цистит.
Некоторые патогенные штаммы таких возбудителей инфекции, как – Escherichia coli прикрепляются к эпителию тонкой кишки с помощью так называемых факторов колонизации. К ним относят S– и G–фимбрии, а также группу адгезинов, которые связываются с комплемент–регулирующим фактором, защищающим клетки макроорганизма от разрушения комплементом (фактор ускорения распада, или CD55). Этот клеточный белок несет также эритроцитарный антиген Dr системы Кроумер.
Фимбрии Neisseria spp., Moraxella spp., Vibrio cholerae и Pseudomonas aeruginosa также принимают участие в развитии инфекции, посредством прикрепления микроорганизмов к поверхности клеток. N–концевые участки у этих фимбрии сходны, а С–концевые – более разнообразны. У некоторых видов возбудителей инфекции, например, Neisseria gonorrhoeae и Neisseria meningitidis, именно фимбрии обеспечивают прикрепление к эпителию слизистой, причем, как недавно показано, важную роль в этом процессе играет белок PilC. У других возбудителей инфекции, например, Pseudomonas aeruginosa, фимбрии не столь важны для прикрепления к эпителию. В процессе прикрепления Vibrio cholerae к слизистой кишечника, очевидно, принимают участие два вида фимбрии. Действенной мерой борьбы с инфекцией могло бы стать воздействие на процесс прикрепления бактерий, однако попытки создать эффективные вакцины, основанные на компонентах фимбрии, до настоящего времени не увенчались успехом. Сообщалось, что у свиней, телят и ягнят подобные вакцины предотвращают понос, вызванный Escherichia coli. Однако это не было подтверждено клиническими испытаниями, а клинические испытания гонококковой вакцины, основанной на компонентах фимбрии, оказались безуспешным и не позволяли блокировать развитие инфекции. Одно из главных препятствий – различия серологических характеристик фимбрии.
В развитии инфекции и прикреплении возбудителя к поверхности клеток участвуют также обнаруженные у стафилококков особые белки, которые связываются с белками макроорганизма – фибрином, фибронектином, ламинином и коллагеном. Они были названы MSCRAMM (Microbial Surface Components Recognizing Adhesive Matrix Molecules – микробные поверхностные компоненты, распознающие адгезивные молекулы матрикса). Эти структуры, вероятно, способствуют прикреплению стафилококков к слизистой носа и к коже и развитию инфекции. Как оказалось, различные возбудители инфекции довольно часто прикрепляются к фибронектину. В этом процессе важную роль играет последовательность аминокислот Арг–Гли–Асп. Прикреплению стрептококков к слизистой способствуют липотейхоевые кислоты, расположенные на поверхности бактериальной клетки. Полисахарид (альгинат) капсулоподобной оболочки Pseudomonas aeruginosa способствует прикреплению этого возбудителя инфекции к муцину дыхательных путей. Клиническое значение коагулазаотрицательные стафилококков определяется их способностью расти на протезах и катетерах. Прикреплению стафилококков к поверхности этих устройств способствует капсульный полисахарид.


Условия развития инфекции – ИНВАЗИЯ И ТРОПНОСТЬ
Инвазия
Бактерии могут вызывать развитие инфекции, поражать глубокие слои слизистой, попадая туда через эпителиальные клетки и межэпителиальное пространство. В проникновении и размножении вирулентных штаммов Shigella spp. и энтероинвазивной Escherichia coli важную роль играют белки наружной мембраны. Такие возбудители инфекции, как – стафилококки и стрептококки выделяют ряд ферментов, например, гиалуронидазу, липазы, нуклеазы и гемолизины, которые участвуют в разрушении клеток и внеклеточного матрикса, позволяя бактериям проникать в глубжележащие ткани и кровь, что ведет к прогрессированию инфекции. Размножившиеся в ЖКТ возбудители нередко проникают через слизистую в кровь и при недостаточном иммунном ответе вызывают следующую фазу инфекционного процесса – обактериемию. Возбудитель инфекции – Yersinia enterocolitica проникает через слизистую с помощью специального белка инвазина. Некоторые возбудители инфекции (например, Brucella spp.) поглощаются фагоцитами (например, нейтрофилами) и, не подвергаясь перевариванию, транспортируются на значительное расстояние от места внедрения. Однако показано, что слущивание жизнеспособных клеток эпителия с прикрепленными или поглощенными бактериями защищает ткани (например, мочевого пузыря) от проникновения инфекции.
Ряд патогенных микроорганизмов (например, Bordetella pertussis, Vibrio cholerae, Clostridium tetani, Clostridium botulinum, Corynebacterium diphtheriae, Mycobacterium tuberculosis и Mycobacterium leprae) могут вызывать инфекционный процесс без проникновения в ткани. При заражении другими возбудителями поражаются как ткани в зоне инвазии (например, фарингит, эпиглоттит, изъязвление кожи, поражение слизистой ЖКТ), так и глубжележащие ткани. Некоторые микроорганизмы вызывают инфекцию лишь при нарушении естественных анатомических барьеров. В этом случае бактериальные факторы не играют большой роли в инвазии. Примером служит перитонит, вызванный Bacteroides fragilis или другими бактериями кишечника при перфорации аппендикса или ранении кишечника.


Тропность
Хотя способность некоторых бактерий поражать строго определенные ткани известна с давних пор, молекулярные основы этого явления изучены гораздо хуже, чем тканевая тропность вирусов. По–видимому, в основе тканевой тропности всегда лежат взаимодействия типа рецептор–лиганд, что подтверждается исследованиями инфекций ЖКТ. Однако неясно, почему Neisseria gonorrhoeae колонизирует и инфицирует мочеполовую систему, в то время как близкородственная ей Neisseria meningitidis – ротоглотку. Neisseria gonorrhoeae использует тканевой фермент сиалилтрансферазу для присоединения N–ацетилнейраминовой кислоты (одна из сиаловых кислот) к О–антигену своего липополисахарида, что делает возбудитель невосприимчивым к иммунной защите. Неизвестно, имеется ли в эпителии мочеполовой системы особая форма этого фермента или его там особенно много. Возбудители инфекций, содержащие в капсуле сиаловые кислоты (например, Neisseria meningitidis, Escherichia coli серотипа Kl и Streptococcus agalactiae), способны вызывать такую инфекцию, как – менингит. Однако из этого правила имеется немало исключений. Так, сиаловые кислоты входят в состав всех шести известных серотипов Streptococcus agalactiae, но при менингите стрептококковой этиологии обычно обнаруживается лишь один из них (тип III). Кроме того, менингит могут также вызывать Haemophilus influenzae и пневмококки, хотя ни те ни другие не имеют сиаловых кислот в составе капсулы.


Составные части инфекционного процесса
Инфекция – сложный процесс, возникающий в результате бактериальной колонизации, инвазии, выработки токсинов, а также ответа макроорганизма на инфекционный процесс. Токсины – наиболее изученные факторы вирулентности. Кроме того, в патогенезе инфекций большую роль играют активные вещества, вырабатываемые макроорганизмом, например, ИЛ–1, ИЛ–6, ФНОα, кинины, белки острой фазы воспаления и продукты активации комплемента, а также медиаторы воспаления – производные арахидоновой кислоты (лейкотриены) и продукт дегрануляции тучных клеток, гистамин.


Экзотоксины
Одними из первых изученных патогенных факторов бактерий, участвующих в развитии инфекции, были токсины. Клиническая картина таких инфекций, как – ботулизм, дифтерия и столбняк обусловлена именно выработкой возбудителями соответствующих токсинов – ботулотоксина, дифтерийного и столбнячного. Энтеротоксины вызывают нарушение функции ЖКТ при инфицировании Escherichia coli, Salmonella spp., Shigella spp., Staphylococcus spp. и Vibrio cholerae. Некоторые бактерии (Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Pseudomonas aeruginosa и Bordetella spp.) вырабатывают несколько токсинов, которые вызывают или усугубляют инфекционный процесс. Это токсин TSST–1, эритрогенный токсин, экзотоксин А и коклюшный токсин. Ряд токсинов (например, холерный, дифтерийный, коклюшный, термолабильный токсин Escherichia coli и экзотоксин Pseudomonas aeruginosa) обладают АДФ–рибозилтрансферазной активностью, то есть катализируют перенос АДФ–рибозильной группы НАД+ на белки–мишени и вызывают их инактивацию. Токсин TSST–1, стафилококковые энтеротоксины и стрептококковый эритрогенный токсин известны как «суперантигены». Для активации Т–лимфоцитов суперантигеном не требуется его расщепления антигенпредставляющими клетками. При контакте с макрофагами суперантиген приводит к выработке ИЛ–1 и ФНОα, которые ответственны за многие проявления таких инфекций и проявлений инфекции, как токсический шок, скарлатина, а также участившийся в последнее время стрептококковый токсический шок.


Эндотоксины
Биологически активный липид А, входящий в состав липополисахаридов, обусловливает многие клинические проявления сепсиса, вызванного грамотрицательными бактериями, – лихорадку, рабдомиолиз, ДВС–синдром и шок. Этот процесс опосредован выработкой макрофагами ИЛ–1, ФНОα и, возможно, ИЛ–6. Указанные вещества увеличивают сосудистую проницаемость, изменяют свойства эндотелия (при этом он приобретает прокоагулянтную активность) и вызывают гипертермию, воздействуя на терморегуляторный центр гипоталамуса. К сожалению, эффективность большинства методов лечения, нацеленных на нейтрализацию действия эндотоксина (включая использование антител к липиду А и ФНОα, блокатора рецепторов ИЛ–1), не подтверждена клиническими испытаниями.


Бактериальная инвазия
Некоторые инфекции вызваны в основном проникновением бактерий туда, где в норме их нет. Так, проникновение грамотрицательных палочек в кровь может приводить к сепсису (важную роль при этом играет эндотоксин). Такая инфекция, как – Пневмококковая пневмония обычно вызывается проникновением Streptococcus pneumoniae в ткань легкого, сопровождающимся ответной воспалительной реакцией. Такой инфекционный процесс, как – Менингит, вызванный Neisseria meningitidis, Haemophilus influenzae, Escherichia coli серотипа Kl и Streptococcus agalactiae, связан исключительно со способностью указанных возбудителей проникать в мозговые оболочки и размножаться в них. При этом разрушение тканей обусловлено, в первую очередь, размножением бактерий и ответной воспалительной реакцией на развитие инфекционного процесса.
Для того чтобы возбудители инфекции проникли в ткани (особенно в кровь), им необходимо избежать действия систем гуморального и клеточного иммунитета. Как правило, это удается благодаря наличию поверхностных полисахаридов – длинноцепочечных О–антигенов (у S–форм грамотрицательных бактерий) или капсульных полисахаридов. Эти бактериальные полисахариды предотвращают активацию комплемента и образование опсонинов (например, фрагмента СЗb). Кроме того, они препятствуют связыванию опсонинов с поверхностью бактерий и взаимодействию связавшихся опсонинов с фагоцитами. Еще один механизм вирулентности заключается в способности ряда микробов «копировать» антигенную структуру макроорганизма – это так называемая молекулярная мимикрия. Например, капсула Neisseria meningitidis серогруппы В, состоящая из полимеров сиаловых кислот, в химическом отношении неотличима от олигосахарида, обнаруженного в клетках головного мозга. М–антиген Streptococcus pyogenes, видимо, обеспечивает устойчивость этого возбудителя к фагоцитам крови. Некоторые возбудители инфекции, например, Brucella spp., Yersinia spp., Listeria spp., Francisella tularensis и Mycobacterium spp., будучи поглощенными фагоцитами, не разрушаются внутри них. Даже если инфекция протекает без инвазии и бактериемии (например, дизентерия), патогенны лишь штаммы, имеющие О–антиген в составе липополисахаридов.
При иммунохимическом исследовании полисахаридов капсулы обнаружилось большое разнообразие их химического строения, которое достигается путем комбинирования моносахаридов. Например, всего лишь три разные гексозы могут составить более 300 различных соединений с различными антигенными свойствами. В то же время из трех аминокислот можно составить лишь шесть пептидов. Химическое разнообразие полисахаридов помогает патогенным бактериям преодолевать защитные барьеры и способствует развитию инфекции. Капсульные полисахариды были с успехом использованы для приготовления вакцин против Neisseria meningitidis и Haemophilus influenzae. В настоящее время разрабатываются такие вакцины против Streptococcus agalactiae, Pseudomonas aeruginosa, Klebsiella spp., Staphylococcus aureus и Staphylococcus epidermidis. Во всех случаях, когда капсульный полисахарид той или иной бактерии обладает иммуногенностью, но не токсичен, он может служить основой для вакцины. Большинство инкапсулированных бактерий практически теряют вирулентность при экспериментальном нарушении формирования капсулы, что свидетельствует о важности данной структуры в патогенезе инфекции. Ряд бактерий вырабатывают капсульные антигены только на определенной стадии инфекционного процесса, например, при гематогенном распространении, но не при колонизации и инвазии.

Реакция макроорганизма

Не только исход борьбы с инфекцией, но и во многом клинические проявления инфекционного процесса определяются реакцией макроорганизма. При бактериальной инфекции запускается целый комплекс защитных механизмов, включая комплемент, кинины и систему свертывания крови.
При первоначальном распознавании возбудителя инфекции, вероятнее всего, включается система комплемента – вырабатываются фрагменты СЗа и С5а, и начинается процесс воспаления. Происходят изменения и в мембранах эндотелиальных клеток – на внутренней поверхности сосудистой стенки появляются рецепторы к лейкоцитам, которые затем прикрепляются к эндотелию и выходят из сосуда, направляясь к очагу инфекции. Последующая выработка ИЛ–1, ИЛ–6 и ФНОα сопровождается лихорадкой, рабдомиолизом и другими проявлениями, упомянутыми ранее. Неспособность уничтожить или изолировать возбудителя инфекции, как правило, влечет дальнейшее прогрессирование инфекционного процесса и повреждение тканей вследствие развития воспаления и размножения бактерий. При многих хронических инфекциях дегрануляция лейкоцитов и тучных клеток сопровождается выбросом протеаз, эластаз, гистамина и иных биологически активных веществ, которые вызывают повреждение тканей макроорганизма. Хроническое воспаление при хроническом инфекционном процессе в конце концов приводит к таким морфологическим изменениям, при которых нарушается функция органа (например, при хронической гонококковой инфекции в результате воспаления матки и придатков развивается бесплодие).
Механизм и выраженность защитной реакции часто определяет патогенез при той или иной инфекции. Большинство бактериальных инфекций сопровождаются местной или системной воспалительной реакцией.
Местная воспалительная реакция при инфекционном процессе, как указано выше, вызывает локальное повреждение тканей, в то время как системная (например, при сепсисе) может привести к септическому шоку. Последний наблюдается при инфекциях, вызванных как грамотрицательными, так и грамположительными бактериями, а его тяжесть зависит от интенсивности выработки медиаторов воспаления – ИЛ–1 и ФНОα.
Незавершенный фагоцитоз, имеющий место при таких инфекциях, как – туберкулез, проказа и бруцеллез, сопровождается формированием гранулем – изолированных очагов продуктивного воспаления, содержащих эпителиоидные клетки, которые, сливаясь, формируют гигантские многоядерные клетки. Таким образом, организм в ходе развития инфекции, пытается ограничить распространение возбудителя. Дальнейшая судьба микроорганизмов, располагающихся внутриклеточно, в значительной степени зависит от образования ИЛ–1α макрофагами. Анаэробные бактерии, стафилококки и стрептококки вызывают абсцедирование. Введение в полость брюшины животным бактериальных полисахаридов, содержащих как положительно, так и отрицательно заряженные группы (то есть аминогруппы и карбоксильные группы), вызывает образование внутрибрюшинных абсцессов. Таким свойством обладают, в частности, два поверхностных полисахарида Bacteroides fragilis – бактерии, которая часто вызывает внутрибрюшинное абсцедирование. В хемотаксисе и активации нейтрофилов при формировании абсцесса участвует ИЛ–8.
Таким образом, реакция организма на инфекцию включает, с одной стороны, иммунные механизмы, направленные на уничтожение возбудителя инфекции, с другой – воспалительную реакцию, часто служащую для отграничения инфекции. Последняя порой бывает чрезмерной, приводя к повреждению тканей и усугублению болезни. Исход инфекции во многом зависит от соотношения между этими двумя процессами.






Запись на консультацию:
телефон: +7 (499) 324-97-21 - с 900 до 1700


Хронические бактериальные инфекции. Часть I. Общие сведения об инфекционных болезнях. Патогенез инфекций.Часть I.Вверх - Молекулярные основы развития инфекцииЧасть III.Часть III. Хронические бактериальные инфекции. Стафилококковые инфекции. Золотистый стафилококк

liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа  Яндекс цитирования